Skip to content

«Любая тюрьма — это государство в государстве». Адвокат фонда Ирина Бирюкова выступила на презентации книги Веры Челищевой «Как меня убивали»

Фото: скриншот трансляции Сергея Куока из Сахаровского центра

15 апреля в Сахаровском центре на презентации книги Веры Челищевой «Как меня убивали» о юристе ЮКОСа Василии Алексаняне состоялась дискуссия о нарушениях прав человека в российских тюрьмах. В дискуссии участвовали ведущие правозащитники, общественные деятели, юристы и адвокаты.

Адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова рассказала о практике замалчивания пыток и гибели заключенных в колониях, как это произошло в случае Важи Бочоришвили, когда уголовное дело завели, но практически сразу же прекратили. Следствие не нашло тогда нарушений в действиях фсиновцев. Дело об избиении Бочоришвили сейчас направлено в Следственное Управление по Ярославской области.

Бирюкова особо отметила решающую роль руководства пенитенциарных учреждений в пытках и издевательствах над заключенными и то, что начальство, как правило, уходит от ответственности: «Мы прекрасно понимаем, что любая тюрьма, колония, следственный изолятор  —  это такое государство в государстве. Даже перевод из камеры в камеру, даже такая ерунда никогда не происходит без ведома начальника колонии либо его заместителя. Иногда бывает так, что заместитель фактически является серым кардиналом. Это было, например, в нашем случае [дело об избиении Евгения Макарова], когда начальник колонии приступил к обязанностям буквально за полтора-два месяца до случившегося. Было всем абсолютно понятно, … что как раз заместитель  —  это тот самый серый кардинал».

Напомнив о самом известном эпизоде «Ярославского дела», когда на скамье подсудимых оказались не только рядовые сотрудники ИК-1 и оперативники, но и руководство, Бирюкова отметила, что во время следствия многие фигуранты дела давали показания против начальства, как один подтверждая, что именно начальники дают добро на проведение «воспитательных мероприятий». Однако когда дело дошло до суда, фсиновцы резко изменили показания, стали признаваться в оговоре и извиняться перед бывшими начальниками и системой.

«Начальников оправдали даже когда сотрудники давали на них показания и говорили, что они действовали по их указанию, с их дозволения, и говорили о том, как именно руководство говорило бить осужденного, чтобы не оставлять следы. Они знали, что я езжу туда [в колонию] по любому поводу и по любому зову, и [били заключенных так] чтобы невозможно было мне это все как-то зафиксировать  —  они даже такие указания давали. Они снимали на видео не потому, что они какие-то извращенцы, хотя я это тоже в своих мыслях иногда допускаю, а для того, чтобы отчитаться еще более вышестоящему руководству. Это следует прямо из их показаний». 

По словам Бирюковой, и это подтверждается показаниями одного из первых осужденных по «Ярославскому делу» Сергея Ефремова, на фигурантов дела оказывалось давление, пока они содержались в СИЗО. Самому Ефремову сотрудники изолятора настойчиво предлагали отказаться от показаний против руководства, а после его отказа в качестве наказания перевели в камеру с плохими условиями.

Адвокат добавила, что, только оказавшись по другую сторону решетки, уже отбывшие наказание фсиновцы с удивлением стали отмечать, что система обернулась против них. И теперь уже они заявляли о бесчеловечных условиях содержания в СИЗО и колонии  —  когда срок содержания в одиночной камере СИЗО превышает установленный законом, когда невозможно получить адекватное лечение, заниматься спортом и тд. Это в очередной раз доказывает, что перед системой заключенный фактически перестает быть человеком, вне зависимости от того, кем он был на свободе. Ожидать каких-либо позитивных изменений в системе наказаний, по словам Бирюковой, в ближайшие годы не стоит.

Другие новости: