Skip to content

Областной суд Ярославля оставил без изменения приговор сотрудникам ИК-1. Бывшее руководство колонии остается на свободе.

В пятницу 12 марта ярославский областной суд завершил рассмотрение апелляционных жалоб сторон по делу об избиении Евгения Макарова в классе воспитательной работы ИК-1. Процесс занял несколько дней. Судебная коллегия выслушала стороны и приняла решение оставить вынесенный Заволжским судом приговор в силе. Адвокат «Общественного вердикта» Ирина Бирюкова намерена обжаловать это решение в кассационном суде.

Гособвинение и адвокат Бирюкова, представляющая интересы потерпевшего, потребовали отменить вынесенный Заволжским судом приговор как незаконный и необоснованный, в том числе в части непризнания решающей роли в преступлении бывшего руководства колонии и их оправдания. Бирюкова отметила, что считает приговор позорным — как вследствие мягкости, так и в количестве допущенных процессуальных нарушений.

Адвокат Ирина Бирюкова:

— Уверена, что на осужденных оказывалось давление, о котором в суде первой инстанции говорил Сергей Ефремов. Представители СИЗО также относятся к УФСИН, поэтому осужденные находятся от них в непосредственной зависимости, в том числе от ограничений свиданий с родственниками, об ограничении передач, о переводе в худшие условия. Я знаю это по собственному опыту работы в области защиты прав заключенных. […] Настоящее уголовное дело — это единственное дело в современной России о доказанной массовой пытке, и даже суд первой инстанции обозначил это никак иначе, как целенаправленное истязание. Доводы защиты о том, что руководство не могло не знать о пытках, по меньшей мере странные. Мы год не могли добиться возбуждения дела, нам постоянно отказывали, пока у меня не появилось видео. Ни руководство, никто из осужденных не пояснил следственным органам, что в классе воспитательной работы было 18 человек, 15 из которых — били. Рапорты писали не все, а кто писал — говорили, что часть из них исчезла. И все это говорит не только о том, что руководство причастно к совершению преступления, но и о том, что это именно руководство всячески пыталось скрыть следы преступления.

Гособвинение еще раз обратило внимание на важность не учтенных судом показаний свидетелей о роли руководства, а также на ряд процессуальных нарушений, из которых следует законная необходимость отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. Речь шла в том числе и о нарушении судьей Заволжского районного суда Ярославля Сергеем Лупановым тайны совещательной комнаты при вынесении приговора.

9 марта, однако, стало известно что служебная проверка не выявила нарушения со стороны Лупанова. По результатам проверки сообщалось, что судья, его секретарь и прокурор в совещательной комнате не общались и заходили в другое помещение, а не в кабинет судьи. Адвокат Бирюкова не согласна с результатами проверки и отрицает правдоподобность этого объяснения.

Адвокаты стороны защиты единогласно выступили против доводов апелляционной жалобы адвоката Бирюковой и представления гособвинения. Представители осужденных фсиновцев просили судебную коллегию смягчить приговор, а в отношении двух фигурантов, все дни отсутствовавших на заседаниях, — Сипана Мамояна и Руслана Цветкова  —  отменить. 

По версии защиты, суд не учел психоэмоциональное состояние сотрудников колонии, вызванное переработками, не учел ряд смягчающих обстоятельств, а самое главное  —  противоправное поведение потерпевшего, оправдывающее, по убеждению фсиновцев и их адвокатов, групповое насилие. В целом, большинство выступивших фактически повторили свои доводы, представленные в ходе прений в суде первой инстанции. 

Адвокат Андрей Перевозчиков, представляющий интересы Сергея Драчева, обратил внимание судебной коллегии на то, что в этот день уголовно-исполнительная система России празднует свою 143-ю годовщину, и, поздравив всех работников системы, попросил по этому случаю смягчить приговор его подзащитному.

Адвокат Бянкина:

— Руководство было привлечено к ответственности под давлением общественности. Общественный резонанс был искусственно создан «Общественным вердиктом» и представителем потерпевшего. Велись постоянные трансляции, публиковалось в СМИ. «Общественный вердикт» является иностранным агентом, целью которого в том числе является формирование общественного мнения. Искусственно формировалось негативное отношение  к госорганам и правоохранительной службе.

Осужденные фсиновцы, в основном, не нашли ничего нового, что можно было бы добавить к сказанному ранее. Они просили смягчить приговор и снова извинялись перед обществом и системой исполнения наказаний. Примечательно, что осужденный Игорь Богданов в последнем слове признал, что в уголовно-исполнительной системе есть большие проблемы, требующие внимания. Он также осторожно отметил в связи с этим бездействие Дмитрия Николаева: «Услышав слова так называемого директора нашего предприятия, что махал шашкой и наказывал работников нашего цеха, хотел у него спросить: а что вы сделали, чтобы трудностей этих не было?».

Среди причин возбуждения уголовного дела сторона защиты снова назвала деятельность «Общественного вердикта», создавшего большой общественный резонанс преступления. Здесь важно отметить, что случаи, когда представители государства и проводники верховенства права систематически и прикрываясь «воспитательными» целями, издеваются над вверенными им людьми, отказываются предпринять меры к прекращению такой практики и вводят в заблуждение следственные органы, всегда должны быть предметом внимания общественности. И общество, перед которым они впоследствии извиняются на суде, не готово терпеть пытки.

Другие новости: