Skip to content

Судебное следствие по основному эпизоду «Ярославского дела» завершено. 19 октября обвинение запросит сроки 13 подсудимым

Суд допросил последнего свидетеля и на три месяца продлил меру пресечения подсудимым

14.10.2020

Суд допросил журналиста Глеба Кириченко, работавшего на момент публикации «пыточного видео» в редакции «Новой газеты». Кириченко участвовал в судебном заседании по видеоконференцсвязи из Мещанского суда Москвы.

Журналист рассказал, что видео коллективного избиения Макарова он получил через файлообменник, в который видео загрузила Ольга Боброва, редактор «Новой газеты». К Бобровой видеозапись поступила от адвоката «Общественного вердикта» Ирины Бирюковой.

В обязанности Кириченко входила обработка записи перед публикацией, но он не монтировал ее  —  он лишь заглушил нецензурную брань сотрудников колонии, заретушировал обнаженные части тела потерпевшего, поставил логотип издания и текстовое предупреждение о сценах насилия. Он также немного увеличил изображение для удобства дальнейшего просмотра, в результате чего в кадр не попали метки видеорегистратора.

На допросе Кириченко сообщил, что скачанное им видео было «единым событием» и не содержало следов монтажа, выглядело абсолютно правдоподобным. По содержанию видео журналист без труда понял, что сотрудники колонии пытают заключенного.

Вопросы к свидетелю были только у адвокатов подсудимых Сипана Мамояна и Игита Михайлова, а также у Николаева, бывшего руководителя колонии. Вопросы эти повторяются в различных формулировках из заседания в заседание: о происхождении записи, следах монтажа и разрешения на публикацию, но теперь сторону защиты уже интересовало разрешение Макарова, а не сотрудников ИК-1. Подсудимые, которые непосредственно участвовали в избиении, вопросов журналисту не задавали.

Бывший руководитель колонии Дмитрий Николаев  —  Глебу Кириченко:

— Вы как-то проверяли достоверность информации, которую вам предоставили?

— В данном случае ответственность за публикацию была на Ольге Бобровой. Я доверяю своему редактору. Она ведет проверку.

— Почему вы решили, что на записи сотрудники колонии? 

— Прежде всего я обратил внимание на форму и на взаимоотношения сотрудников колонии. И мне об этом сказала Ольга. И из содержания было понятно.

Судебное заседание интересно тем, что обнаруживает реальные умонастроения и представления о реальности, бытующие среди участников процесса. 

Николаев к Кириченко:

— Вам что-нибудь известно о вознаграждении Ирины Бирюковой? Или она это делала, чтобы отомстить руководству УФСИН?

Этот вопрос был снят судом. 

После окончания допроса журналиста Кириченко выступила Оксана Бянкина, адвокат Игита Михайлова. Она повторила свое заявление, на котором, в сущности, строится вся линия защиты подсудимых. Оно сводится к тому, что видеозапись была получена незаконно, и поэтому запись следует исключить из доказательств как недопустимое.  

Адвокат Бянкина посчитала нужным в очередной раз уделить внимание “иноагентскому” статусу фонда «Общественный вердикт» и доказать в суде достоверность этого факта. Суд и остальные участники терпеливо выслушали эту информацию. (От себя отметим, что неясно, зачем настойчиво и с разбегу ломиться в открытую дверь, когда информация о включении фонда в иноагентский реестр публикуется на каждом ресурсе фонда). Отнимая внимание суда и участников процесса, адвокат рассказывала о негативном влиянии фонда на общественное мнение. Адвокат предполагает, как можно заключить, наличие порочной связи между статусом и этим влиянием, но в суде эту связь не предъявляет. В завершении своего выступления Бянкина попросила суд допросить адвоката Бирюкову в качестве свидетеля, добавив, что после такого допроса адвоката Бирюкову нужно будет отвести от дальнейшего участия в деле. Отказ суда в допросе Бирюковой, по мнению Бянкиной, нарушит принцип состязательности сторон.

Приводим фрагмент выступления адвоката Бянкиной:

Запись была предоставлена Бирюковой, которая представляет фонд «Общественный вердикт». На сайте Минюста есть сведения, что фонд — иностранный агент. Задачи фонда — создать негативное отношение в целом к системе. Поэтому информация о том что фонд «Общественный вердикт» — иностранный агент, — достоверная. То, что идет влияние на общественное мнение, подтверждается в том числе и Бирюковой, которая сообщает недостоверные сведения. […] она говорит, что колония — это модель государства, что они [сотрудники колонии] специально выключили камеры, но это не так. [Бирюкова утверждает], что они все говорят, почему они это сделали: руководство сказало, что каждый должен ударить по разу. Все это вызывает сомнения в достоверности информации.

[…]

У нас нет цели отвести адвоката Бирюкову, у нас цель —  выяснить обстоятельства получения записи. В случае допроса адвоката Бирюковой — отвести ее от дальнейшего участия в деле. В случае отказа в удовлетворении ходатайства — признать запись недопустимым доказательством.

Гособвинитель выступила против допроса Бирюковой. Сама адвокат фонда заявила, что поскольку является адвокатом потерпевшего, то оснований для изменения ее статуса на статус свидетеля нет. Бирюкова напомнила коллеге, что работа по делу была начата еще за год до публикации видеозаписи избиения, а сама запись была получена в ходе оказания юридической помощи Макарову. Бирюкова напомнила также, что согласно определению Конституционного суда, как адвокат она должна либо сама ходатайствовать о своем допросе, либо дать согласие. Выслушав стороны, суд отказал адвокату Бянкиной в ее ходатайстве.

Стадия судебного следствия сегодня завершилась. Суд продлил на 3 месяца действующие меры пресечения подсудимым: непосредственно участвовавшие в пытках Макарова остаются под стражей в СИЗО, а бывшее руководство  —  под домашним арестом до 26 января включительно. 19 октября суд переходит к прениям сторон. Гособвинение будет запрашивать сроки наказания 13-ти подсудимым. В отношении четырнадцатого фигуранта — замначальника колонии по кадрам и воспитательной работе Ивана Калашникова — уголовное дело приостановлено в связи с его тяжелой болезнью.

Другие новости: