Skip to content

«Осужденного Макарова сделали политическим узником пенитенциарной системы»

Суд допросил бывшего руководителя ИК-1 Дмитрия Николаева

Дмитрий Николаев. Фото: 7х7, Александра Степанова

08.10.2020

Рассмотрение основного эпизода «Ярославского дела» медленно, но верно близится к завершению: большая часть фигурантов уже допрошена. В среду 7 октября суд допросил бывшего исполняющего обязанности начальника ИК-1 Дмитрия Николаева, который вместе с Игитом Михайловым обвиняется в организации пыток Евгения Макарова.

На допросе Николаев рассказал, что был назначен временно исполняющим обязанности начальника в ИК-1 в связи с «очень сложной оперативной обстановкой». Причиной сложившейся обстановки, по убеждению Николаева, послужил тот факт, что вместе с осужденными впервые россиянами в исправительном учреждении содержались также иностранные граждане, уже имевшие судимости на территории своих государств, и российские сидельцы подвергались пагубному влиянию иностранных криминальных субкультур. И хотя Николаев, как он заявил, не стремился занять должность начальника, в конце мая 2017 года все же приступил к должности исполняющего обязанности руководителя ИК-1. До этого Николаев более 15 лет проработал в ИК-2 в Рыбинске.

Вину фсиновец категорически не признал, и обвинение назвал нелепым. Он считает, что Следственный комитет сознательно занизил роль Сергея Ефремова в организации преступления, а также проходящих свидетелями по делу сотрудников колонии Соколова и Борбата. По мнению Николаева, преступлением руководил именно Ефремов, в результате его «неправильных и непрофессиональных действий» сотрудники колонии и подвергли Макарова пыткам: «вместо того, чтобы остановить это происшествие, он дал команду».

При этом на допросе Николаев подтвердил тот факт, что Макарова в колонии избивали систематически. До прихода Николаева на должность и.о начальника в ИК-1 к осужденному несколько раз уже применялась сила и спецсредства, причем Николаев уже тогда был в курсе избиений. Он лично рассматривал 7 обращений о пытках от адвоката «Общественного вердикта» Ирины Бирюковой и обращение матери Макарова, когда работал еще в аппарате УФСИН по Ярославской области. Резонансность дела и попытка привлечь к ответственности руководство колонии, по его мнению, связана в большей мере политическим подтекстом обвинения.

Из допроса Дмитрия Николаева в судебном заседании 7 октября 2020 года:

«21 апреля 2017 года в ИК-1 проводился общий обыск с привлечением сводного отряда учреждения УФСИН России по Ярославской области с привлечением отряда специального назначения. В ходе обыска к осужденному Макарову, осужденному Вахапову и осужденному Непомнящих была применена физическая сила и специальные средства. Правозащитные организации устроили пикет у здания ФСИН России в Москве на улице Житная против пыток в колониях. Все это происходило в преддверии выборов на пост президента Российской Федерации. Все сотрудники аппарата управления, включая отделение безопасности, который я возглавлял, были вовлечены в работу по разбирательству по данному факту применения к Макарову, Вахапову и Непомнящих физической силы и специальных средств. […] Напомню, что эта физическая сила и специальные средства тогда уже к Макарову были применены в третий раз, а я еще в колонии не работал. В ходе служебной проверки, инициированной лично мной, я узнал, что все общественные объединения, которые выступают в защиту осужденного Непомнящих, являющегося фигурантом «Болотного дела», а также осужденного Вахапова и осужденного Макарова […] сделали политическими узниками пенитенциарной системы».

Николаев, как и большинство ранее допрошенных фсиновцев, упомянул исключительное количество нарушений со стороны Макарова, но при этом всячески подчеркивал свое крайне терпимое отношение к личности потерпевшего. Он пояснил, что накануне событий к нему на прием приходила мать Макарова, которая жаловалась на пытки над ее сыном и просила обеспечить безопасность его жизни и здоровью. Николаев успокоил ее, пообещав, что этого больше не повторится. Он также отметил, что в период его руководства к Макарову было применено всего лишь всего 8 взысканий, из которых 6  —  выговоры, и всего 2 водворения в ШИЗО.

Бывший руководитель колонии заявил, что постоянно уговаривал Макарова перестать нарушать режим, беседовал с ним и даже дал указание начальнику психологической лаборатории ИК-1 провести аудио-визуальную диагностику осужденного. По итогам этой диагностики специалист рекомендовала соблюдать по отношению к Макарову «корректное, выдержанное отношение, исключить окрики и грубые взыскания». Однако подчиненные Николаева эту информацию до сотрудников дежурных смен не донесли, что, по мнению Николаева, помимо усталости и переработок фсиновцев, и послужило впоследствии причиной преступления.

Также на заседании по ходатайству адвоката подсудимого Мамояна суд допросил врача-невролога больницы №2 Ярославля Игоря Степанова. Не получив разрешения суда провести следственный эксперимент со статистом, защитник Мамояна счел необходимым хотя бы теоретически выяснить, возможно ли усилить болевые ощущения у человека, если избивать его руками и ногами и поливать при этом водой.

Приглашенный специалист, опираясь на свой жизненный опыт и теоретические знания, сообщил суду, что боль во время избиения вода не усиливает, если в местах воздействия нет повреждений кожи и открытых ран. Подсудимые уточнили у специалиста, мог ли Макаров аггравировать, то есть неосознанно преувеличивать свои страдания от нанесенных побоев и не было ли это и вовсе симуляцией. Невролог ответил, что симуляция все же подразумевает отсутствие симптомов в принципе. 

Сначала он отметил, что вода может даже уменьшить болевые ощущения, но затем заявил, что удары по мокрой коже будут все же более хлесткими и ощутимыми. Видеозапись невролог комментировать не стал, поскольку не ее не смотрел.

Таким образом, ничего нового, кроме, возможно, чуть более снисходительного отношения со стороны Николаева к потерпевшему, в судебном заседании не прозвучало. Влияние правозащитных организаций, личность потерпевшего и его нарушения: вот что подсудимые и их защита предъявляют суду в качестве оправдания пыток и издевательств. Попытка уличить злостного нарушителя Макарова в симуляции страданий так и не увенчалась успехом. Впереди, тем временем, допрос Максима Яблокова и, возможно, еще некоторых свидетелей со стороны защиты.

Другие новости: