Skip to content

Во всем виноват потерпевший и правозащитники

Суд допросил еще двух фигурантов основного эпизода «Ярославского дела»

Фото: «Общественный вердикт»

05.10.2020

На сегодняшнем заседании в Дзержинском районном суде показания дали бывшие старший оперативник Сипан Мамоян и замначальника ИК-1 Игит Михайлов. Оба подчеркнули, что вину категорически не признают. Личность потерпевшего Евгения Макарова, его нарушения в колонии, а также его отказ от проведения полного личного обыска фсиновцы считают достаточным поводом для насилия над заключенным.

Сипан Мамоян заявил сегодня на суде, что предъявленное ему обвинение полностью надумано. Он категорически отказался признать вину и повторил, что Макарова водой не поливал  — это делал «кто-то», а Мамоян лишь лил воду на парту, чтобы не дать остальным сотрудникам поливать заключенного. Причем выливалось на парту буквально «несколько капель».

На допросе бывший оперативник обвинил Макарова в том, что тот принимал наркотические вещества, однако никаких доказательств этому привести не смог. Также он признался, что в колонию поступали не только наркотические вещества, но также мобильные телефоны и алкоголь, доступ к которым имели заключенные. Отвечая на закономерный вопрос адвоката фонда Ирины Бирюковой, кто отвечал за недопущение запрещенных предметов и веществ на территорию колонии, Мамоян, висевший в свое время за различные заслуги на доске почета УФСИН по Ярославской области, признался, что за это отвечал именно он.

Не забыл Мамоян упомянуть и предполагаемую цель Макарова  —  а именно, «дестабилизировать обстановку» в колонии своими провокациями и жалобами на насилие над заключенными. В этом, по мнению Мамояна, Макарову помогали находившиеся тогда за решеткой Руслан Вахапов и политзаключенный по «Болотному делу» Иван Непомнящих. Снова прозвучала версия о том, что Макарова использовали «некие правозащитные организации», чтобы пошатнуть режим учреждения.

Игит Михайлов также, как и Мамоян, выразил однозначное несогласие с предъявленным ему обвинением. Он уверен, что Яблоков и Ефремов оговорили его, и заявил, что не давал распоряжений применить физическую силу, ведь такое решение принимает лично каждый сотрудник. Михайлов несколько раз подчеркнул, что происхождение видеозаписи избиения Макарова не установлено, да и самой записи в колонии попросту не было. 

Михайлов о видеозаписи и правозащитниках:

—  Данная запись является недопустимым доказательством, так как не известен ее источник. Таких записей в исправительной колонии не было. […] Существует ли первоисточник, опубликованный «Новой газетой»,  —  неизвестно. Качество записи, Ваша честь, очень плохое. Данной записи я не доверяю, поскольку она была предоставлена некоммерческой организацией «Общественный вердикт», которая решением суда была признана иностранным агентом. На сайте Министерства юстиции Российской Федерации  имеется официальная информация о том, что фонд «Общественный вердикт» финансируется из-за границы, целями своей деятельности имеет воздействие на принятые государственными органами решения, направлен на изменение проводимой ими государственной политики. В видах деятельности, Ваша честь, у них указано: проведение публичных мероприятий, формирование общественного мнения. Считаю, что именно формирование общественного мнения привело к тому, что следствие безосновательно привлекло к ответственности руководство учреждения. 

Во-первых, внесем уточнение: запись была предоставлена адвокатом фонда Ириной Бирюковой, и все вопросы получения и предоставления записи защищены адвокатской тайной. И, во-вторых, предлагаем без сожаления оставить темное прошлое, настоящее и, видимо, будущее правозащитников, но отметить, что эти «аргументы», которые зачем-то настойчиво используются в стратегии защиты, не могут ни исключить, ни перевзвесить убедительность видеодоказательств организованного должностными лицами издевательства над заключенным.

Обстановка в зале суда сегодня царила весьма расслабленная — подсудимые постоянно переговаривались, шутили и смеялись даже во время допросов. В завершении заседания адвокат Сипана Мамояна Виктор Воронин заявил ходатайство о проведении следственного эксперимента. Адвокат предложил пригласить статиста и, положив его в той позе, в которой находился во время пыток потерпевший, поливать статиста водой, чтобы установить виновность либо невиновность Мамояна. Чтобы не нанести вред статисту, Воронин предложил не затыкать ему рот во время эксперимента. Суд ходатайство отклонил, поскольку показания потерпевшего и подсудимого Мамояна и так в достаточной мере доведены до суда и ясны.

Другие новости: