Skip to content

5 и 6 лет колонии общего режима запросило гособвинение Дмитрию Никитенко и Сардору Зиябову за избиение заключенных в ШИЗО ИК-1

По словам гособвинителя Любови Старшовой подсудимые своими действиями не только нарушили права осужденных, но и нанесли вред государству. В то время, как прокурор читала обвинительную речь, один из подсудимых демонстративно зевал.

Фото: Александра Савельева, 76.ru

15.09.2020

В Заволжском суде Ярославля начались прения сторон по эпизоду «Ярославского дела» — «избиение в ШИЗО». Подсудимые сотрудники ИК-8 – бывший заместитель начальника отдела безопасности, майор внутренней службы Сардор Зиябов и бывший начальник цеха центра №1 трудовой адаптации осужденных, старший лейтенант внутренней службы Дмитрий Никитенко — обвиняются в избиении заключенных в штрафном изоляторе ИК-1. Гособвинение считает вину подсудимых полностью доказанной и просит для Зиябова 6 лет лишения свободы, для Никитенко — 5 лет в колонии общего режима, а также лишить специальных званий и права занимать должности в правоохранительных органах сроком 2 года 9 месяцев. 

 Зиябов и Никитенко работают в ИК-8 Ярославля, сейчас они временно отстранены от службы. В ноябре 2016 года их прикомандировали в ИК-1, для участия в обыске заключенных ШИЗО. Тогда фсиновцы заставили заключенных бежать по коридору и в это время их избивали со словами «Суслики бегут!». Следствие установило, что Зиябов также избивал смоченной и скрученной простыней и полотенцем по ногам и ягодицам одного заключенного уже после прогона. Никитенко бил заключенных, предварительно надев белые хозяйственные перчатки. 

 Вину тюремщики не признали и заявили, что потерпевшие все врут. Избиение, зафиксированное на видеозаписи, которую в СМИ передала адвокат «Общественного вердикта», представляющая интересы потерпевших, подсудимые комментировали так: «сопровождал рукой», «имитировал нанесение удара», «остановка ногой», «однократный толчок с опрокидыванием на пол», «нога подлетела в сторону осужденного». 

Во время допросов подсудимые также заявили, то не считают совершенное ими превышением должностных полномочий и что во время прогона осужденных по коридору добивались от них беспрекословного исполнения приказов исключительного с целью укрепления авторитета сотрудников ФСИН.

Зиябов в ходе сегодняшнего заседания в очередной раз заявил, что пострадавшие заключенные сами игнорировали законные требования тюремщиков — это было не просто умышленно, но и заранее спланировано. Фсиновец подчеркнул, что сокамерники потерпевшего Костоева, как и сам заключенный, были «отрицательно направленными»: именно поэтому колония и распорядилась содержать их в одной камере. Чтобы укрепить и не потерять авторитет, такая группа заключенных, по мнению Зиябова, специально саботировала порядки учреждения.

Вывод из его слов можно сделать весьма неутешительный: получается, что посадив в одну камеру «отрицательно направленных» заключенных, колония таким образом сама подталкивает их к спланированным противоправным действиям против сотрудников и режима.

Из допроса Сардора Зиябова: «Мы должны были заставить их выполнить то, что от них требовалось. Я специалист первого класса и я знаю, как ориентироваться в этих ситуациях. И я знаю эти группы осужденных».

Вопросы Зиябову задает прокурор Старшова:

— То есть, сотрудник имеет право [бить] по ягодицам и по лицу?

— По лицу имею право. […] и ногой по ягодицам, допустим. 

— А допустимо наносить удары простыней?

— Возможно, в исключительных случаях, когда отсутствуют спецсредства. В законе четко указано, что сотрудник имеет право применить любые подручные средства. Но что там было и как, я не могу сказать.

Адвокаты подсудимых ходатайствовали сегодня о допросе адвоката фонда «Общественный вердикт» Ирины Бирюковой в качестве свидетеля, чтобы выяснить откуда у нее взялись диски с видеозаписями, но суд отказал защитникам. Бирюкова напомнила коллегам-адвокатам, что  является представителем потерпевшего, а вся информация, полученная ей в ходе оказания юридической помощи — адвокатская тайна.

Адвокат Ирина Бирюкова:

— Сам факт обращения к адвокату подпадает под определение адвокатской тайны, не говоря уже об условиях заключения соглашения. Кроме того, согласно определениям Конституционного Суда, адвокат должен сам ходатайствовать о своём допросе или не возражать о проведении такого допроса. Я возражаю против допроса меня в качестве свидетеля, я не ходатайствую о своём допросе. У меня имеется уже процессуальный статус, который не позволяет допрашивать меня в качестве свидетеля.

Представитель гособвинения поддержала Ирину Бирюкову, и суд с доводами согласился. 23 сентября заседание продолжится. Планируется выступление представителя потерпевшего, стороны защиты и подсудимых.

Другие новости: