Skip to content

Невероятная история Михаила Голикова

Автор: Елена Истомина | Общая редакция: Асмик Новикова

Уже как год Михаил Голиков мог бы жить на свободе в России. Возможность выйти по УДО у него была в сентябре 2019 года. Но накануне суда заключенный отказался дать нужные фсиновцам показания против бывшего начальника колонии. За это его избили и незаконно посадили в помещение для нарушителей. Когда Голиков оказался в больнице, он покинул ее, автостопом добрался до Финляндии и попросил там убежище.

В мае 2019 года 41-летнего Михаила Голикова, приговоренного в 2006 году к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, перевели в изолированный участок, функционирующий как исправительный центр (ИУФИЦ).

По сути, ИУФИЦ – это закрытое общежитие. Осужденные, отбывающие там наказание, носят одежду гражданского образца, имеют право пользоваться компьютерами и  телефонами, а на выходные даже уходить домой. Каждый из осужденных в обязательном порядке трудоустроен на предприятиях города.

Таким образом суд заменил Голикову неотбытую часть наказания принудительными работами. В 2012 году за хорошее поведение его перевели на облегченные условия содержания, в 2018 году – в колонию-поселение, а затем – и в ИУФИЦ.   

– Действительно, до 2007 года у моего подзащитного были взыскания, но после только поощрения. Он вел себя в колонии законопослушно, хотел идти на УДО, —объясняет адвокат Виктория Дерменева (Бюро «Хорошев и партнеры»), представляющая интересы Михаила Голикова в рамках проекта #СтопШИЗО фонда «Общественный вердикт».

Слова защитника подтверждаютсясоответствующей справкой изисправительного центра. В ней говорится, что в период с 2014 по 2019 годыМихаил получил девять поощрений и ни одного взыскания. Поощряли осужденного за хорошее поведение, за добросовестное отношение к труду, а бывало за то и другое вместе. У Голикова должен был состояться суд 4 сентября 2019 года, по результатам которого его могли освободить условно-досрочно. Нов августе планы были разрушены: руководство ИУФИЦ водворило его на 14 суток в помещение для нарушителей (ПНД).

Суду, в который обратился Голиков, чтобы оспорить взыскание (к слову, самое суровое из возможных – прим. «ОВ»), начальник ИУФИЦ Алексей Моисеев пояснил: осужденныйГоликов не поздоровался с приехавшим в центр начальником отдела розыска оперативного управления ГУФСИН.

В статье 60.14 УК РФ, которая регламентирует меры взыскания для осужденных к принудительным работам, говорится, что за нарушение они могут получить выговор, отмену права проживания вне общежития либо водворение в ПДН до 15 суток. При вынесении решения администрация колонии должна учитывать обстоятельства совершения преступления, личность осужденного и его предыдущее поведение. А взыскание должно соответствовать тяжести и характеру совершения преступления.

Принятое решение Моисеев объяснил суду так: Голиков якобы неоднократно не здоровался с сотрудниками администрации, по этому поводу с ним проводились беседы, на что он не реагировал.

Чтобы подтвердить свои слова, вызывающие сомнения, поскольку в справке о взысканиях и поощрениях о таких фактах нет ни слова, Моисеев представил суду дневник индивидуальной воспитательной работы с Голиковым. В этом дневнике было перечислено, когда с Голиковым проводились беседы. Вот только в указанные даты Михаил находился в медучреждениях на стационарном лечении и туда к нему никто из ИУФИЦ не приезжал. Любопытно и то, что ведение таких дневников для осужденных, находящихся в ИУФИЦ на принудительных работах, не предусмотрено.

Поскольку доказательство, представленное суду Моисеевым, оказалось сфальсифицированным, Виктория Дерменева обратилась в Следственный отдел по Советскому району Красноярска с заявлением о преступлении.

– СК, рассмотрев заявление о преступлении как обращение (то есть СК сразу же зарегистрировал заявление как обращение гражданина, а не как сообщение о преступлении, и тем самым сразу же «отключил» уголовный процесс), сказал, что этот документ никак не повлиял на права Голикова, поскольку суд при вынесении решения дневник не учитывал, поэтому состава нет. Мы обжаловали это в порядке ст. 125 УПК РФ. Судебное заседание состоялось в Советском районном суде 17 июля 2020 года. За два дня до него – 15 июля – СК все-таки зарегистрировал мое заявление как заявление о преступлении. Поэтому формально предмет жалобы отпал. Сейчас СК проводит проверку. О результатах мне пока неизвестно, — рассказывает адвокат Голикова.

Что говорит сам Михаил Голиков? По словам осужденного, 5 августа прошлого года в ИУФИЦ приехалисотрудники отдела розыска оперативного управления ГУФСИН, которые попросили его проехать с ними и дать показания против бывшего начальника ИК-27. Того подозревали в получении взятки. Лжесвидетельствовать Голиков отказался.

– Тогда один из оперативников ГУФСИН позвонил начальнику исправительного центра Моисееву и сказал готовить документы на ПДН, а за что, он скажет потом, —рассказал Михаил суду.

Постановление о применении к Голикову меры взыскания в виде водворения в ПДН Моисеев вынес в тот же день – 5 августа. Адвоката осужденного о проведении дисциплинарной комиссии не поставили в известность. Свидетелей, которые слышали разговор Голикова с начальником отдела розыска оперативного управления ГУФСИН, выслушивать не стали. Даже само постановление о взыскании осужденному не вручили. А перед тем, как водворить заключенного в ПДН, тюремщики его избили.

Советский районный суд Красноярска, допросив свидетелей – сотрудников ФСИН и осужденных, изучив видеозапись, установил, что Михаил Голиков все-таки поздоровался с начальником отдела розыска и мимо него не проходил, как было указано в рапортах.

Один из рапортов, кстати говоря, оказался тоже сфальсифицированным – его составили и подписали от имени младшего инспектора ИУФИЦ, который этого не делал. Это выяснилось в суде.

Решение суд вынес 12 февраля 2020 года. В нем онпризнал незаконным постановление начальника исправительного центра Алексея Моисеева о водворении осужденного Михаила Голикова в помещение для нарушителей.

«… административными ответчиками не представлено относимых, допустимых и достаточных доказательств, подтверждающих совершение административным истцом нарушения п. 15, п. 18 Правила внутреннего распорядка исправительных центров уголовно-исполнительной системы, доказательств законности наложенного на него взыскания, наоборот, из материалов дела следует и судом установлено, что 5 августа 2019 года в 05.54ч. Голиков М. поздоровался с начальником отдела розыска оперативного управления ГУФСИН и по его указанию проследовал с ним в отдел розыска.В связи с чем, постановление начальника ИУФИЦ ФКУ ИК-27 ГУФСИН России по Красноярскому краю Моисееа А.В. о применении к осужденному Голикову М. меры взыскания в виде водворения в помещение для нарушителей на 14 суток является незаконным, нарушающим права и законные интересы административного истца», — говорится в решении суда.

– Решением Советского суда года мы удовлетворены, оспаривать его не стали, — говорит Виктория Дерменева.

Что касается избиения Голикова фсиновцами, то по факту случившегося было возбуждено уголовное делопо пунктам а) и в) ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). На данный момент, насколько известно адвокату Михаила, следствие подходит к концу.Избиение сказалось на здоровье Голикова. В результате с августа 2019 года он несколько раз попадал в больницу.

И, в очередной раз, когда в апреле Голиков оказался в больнице, в ночь с 3 на 4 мая он вышел из палаты и исчез. О его местонахождении ничего не было известно более месяца. А в июне он попал на «передовицы» практически всех СМИ. Михаил добрался до Финляндии, где сдался полицейским и попросил политическое убежище.

– Дело в том, что после тех событий в августе 2019 года Михаилу Голикову стали поступать угрозы различного характера. И, как Михаил рассказал журналистам, когда оказался в Финляндии, буквально за несколько дней до того, как он покинул больницу, получил очередную. По словам Голикова, ему сообщили следующее: «Если ты сейчас не исчезнешь, то твоей жене подбросят наркотики, а твоего ребенкаотдадут в детдом». Он поясняет, что в связи с этим ему пришлось покинуть медучреждение, хотя он этого не хотел.

Находился Голиков на лечении в Ачинской межрайонной больнице №1 Красноярского края. «Медиазона» пишет, что он автостопом доехал до Новосибирска. Там снял квартиру по чужому паспорту, который нашел за неделю до этого в вестибюле больницы. В съемной квартире он прожил почти месяц, после чего принял решение ехать за границу. «Только там я могу найти спасение и спасти свою жизнь», — цитирует бывшего заключенного СМИ. Из Новосибирска Голиков добрался до Екатеринбурга, из Екатеринбурга поехал в Пермь, из Перми – в Киров, потом были Москва и Санкт-Петербург. Из Петербурга Михаил добрался в поселок Великое, затем пересек границу и вышел в финскую деревню. Местных жителей попросил вызвать полицию и сдался. Сейчас Михаил Голиков находится в Финляндии, просит политическое убежище, и до разрешения вопроса будет оставаться там.

Другие материалы: